" Воображение рисует, разум сравнивает, вкус отбирает, талант исполняет".

История линди хопа

Истоки линди хопа
Самым ранним предком Линди Хопа можно с уверенностью назвать кэйкуок (Cakewalk), первый парный танец, сочетавший европейскую и африканскую традиции. Изначально кэйкуоком называлось танцевальное соревнование между рабами, устраиваемое владельцами плантации на Юге США. Танцоры, оцененные хозяевами как лучшие, получали в награду кусок пирога (отсюда и название "Cakewalk" - "прогулка за пирогом"). Стремясь понравиться "судьям", танцоры включали в кэйкуок элементы ирландских танцев (многие плантаторы имели ирландские корни), наряду с движениями африканского происхождения, нравившихся хозяевам своей "экзотичностью".

К 1890-м годам кэйкуок приобрёл почти официальный статус. Его танцевали на большинстве чёрных вечеринок, и даже в белой среде появилась несколько смягчённая версия кэйкуока.

В начале двадцатого столетия американцы создали вид искусства, который наконец-то смогли назвать своим и только своим - рэгтайм. Эта синкопированная музыка потребовала новых танцев. Как следствие, появился уан-степ (one-step), простой танец, который мог танцевать каждый, он не требовал обучения, в отличие от наиболее популярного тогда вальса. Изначально танец назывался Four-Step - по шагу на каждую долю. Появившиеся мелодии "Everybody's Doin' It" (1910), "Alexander's Ragtime Band" (1911) и своего рода официальная песня уан-степа "The Turkey Trot" (1911) помогли популяризации танца.

Одной из распространённых форм уан-степа были так называемые "танцы животных" (animal dances), например, Grizzly Bear - танцоры имитировали повадки животных.

Другой формой стали блюзовые танцы, появившиеся после выхода в 1911 году "St. Louis Blues". Музыкальная структура блюза стала впоследствии одним из главных компонентов свинга, в особенности в оркестрах Бенни Мотена и Каунта Бэйзи.

В этот же период появляется первый танец с элементами breakaway (swingout) - Texas Tommy. Он возник между 1905 и 1910 годами в квартале красных фонарей Сан-Франциско (tommy - слэнговое название проститутки). Вскоре Texas Tommy уже танцевали в Leo Purcell's Cabaret, известном клубе на западном побережье (именно по его образцу был создан нью-йоркский Cotton Club). В 1912 году Texas Tommy был представлен на Бродвее в Darktown Follies и немедленно стал популярным (он даже вошёл в программу выступлений Вернона и Айрин Кастл).

В 1914 году водевильный артист Гарри Фокс исполнил танец, названный им фокстрот (Fox Trot), сильно отличавшийся от того, что мы называем фокстротом сейчас - танец был очень энергичным и включал прыжки.

Первая Мировая Война задержала развитие танцев, но "бурные двадцатые годы" компенсировали это с лихвой.

В 1923 году в бродвейском спектакле Runnin' Wild под песню "Charleston" был представлен новый танец, сочетавший в себе уан-степ и фокстрот. Соответственно, танец был назван чарльстоном и быстро распространился, хотя многие танцзалы его запрещали - к 1925 году чарльстон танцевали повсеместно.

Чарльстон породил множество похожих танцев - Black Bottom (1924), Big Apple (1925), Collegiate (1926), Ballin' the Jack (1926), Varsity Drag (1927) - но ни один из них не достиг такой же популярности.

Тем временем развитие джаза, давшего жизнь всем этим танцам, продолжалось. Музыка стала менее синкопированной; оркестры - более организованными; традиционные для ритм-секции банджо и туба были заменены на гитару и контрабас; аранжировки усложнились - их стали писать не только для отдельных инструментов, но и для целых секций. И, что наиболее важно, солисты получили больше свободы - индивидуальная импровизация стала обязательным элементом, пришедшим на смену ансамблевой игре, характерной для раннего джаза.

Как всегда следуя за музыкой, танцоры также стали усложнять технику танца и делать акцент на индивидуальных движениях. В фильме 1927 года "After Seben" можно увидеть раннюю версию танца, который позднее назовут Линди Хопом, исполняемую тремя парами. Один из танцоров - конечно же, Джордж Сноуден!

Оригинал статьи - здесь

Развитие линди хопа
Первая задокументированная версия Линди Хопа - в фильме 1927 года "After Seben" - хотя и интересна в историческом плане, всё же выглядит довольно неуклюже. В 1928 году две всесильных организации - Американское Общество Преподавателей Танца (American Society of Teachers of Dancing) и Деловая Ассоциация Преподавателей Танца (Dance Teachers Business Association) объявили Линди Хоп "кратковременным увлечением, которое продержится не больше одного сезона" и назвала приверженцев танца "жертвами экономической нестабильности".

Возможно, так и случилось бы, не собери Герберт Уайт свою труппу "White's Maniacs", позднее переименованную в "Whitey's Lindy Hoppers". Благодаря таланту танцоров, а также деловым качествам самого Уайта, Линди Хоп стал популярным танцем, а "Whitey's Lindy Hoppers" считались лучшим танцевальным коллективом страны, несмотря на сильную конкуренцию со стороны труппы Джорджа Сноудена, выступавшей вплоть до конца 1930-х. (См. "Линди Хоп в "Савое"").

Именно в "Savoy Ballroom" и научился в 1935 году танцевать Линди Хоп Дин Коллинз, в том же году (в возрасте 18 лет) получивший титул "Танцора года" от журнала "Нью-Йоркер". Учитывая, что нельзя говорить о "стиле "Савоя" - ежедневно там были сотни пар и люди танцевали по-разному - образцом можно всё-таки считать стиль Фрэнки Мэннинга. Взяв его за основу, Коллинз создал свой собственный стиль - намного более изощрённый и технически требовательный. "Whitey's Lindy Hoppers", например, на быстрых темпах и делая aerials пропускали triple steps, в то время как Коллинз никогда этого не делал. Более того, он доходил до совершенно безумных комбинаций вроде "kick-ball-change, triple step, triple step, kick-ball-change, triple step, triple step" (считайте, если хотите, но это действительно Линди Хоп, это выглядит как Линди Хоп и вполне подходит под музыку).

В 1936 году Дин Коллинз переехал на Западное побережье, рассчитывая сделать карьеру в Голливуде. На первом же конкурсе в "Palomar Ballroom" (заведении, в котором 21 августа 1935 года, на концерте Бенни Гудмана "официально" началась "Эра Свинга") стиль Коллинза вызвал восхищение многих, и вскоре он открыл собственную танцевальную школу (что было нетипично для того периода - обычно профессиональные танцоры концентрировались только на представлениях, как "Whitey's Lindy Hoppers").

Первый фильм Коллинза - "Let's Make Music" 1939 года - сделал его стиль знаменитым на всю страну, во многом благодаря его партнёрше Джуэл Мак Гауэн, чей титул "лучшей танцовщицы всех времён" до сих пор никто не оспорил. В 1940 году журналистка Лори Хэйл назвала этот стиль West Coast Swing (до того момента бытовало название "Slop"). Благодаря большому количеству фильмов, в которых Коллинз снялся или для которых ставил хореографию, именно этот стиль стал самым распространённым в начале 40-х. Особенно интересным представляется фильм 1943 года "Groovin' Movie", ставший культовым для всех линди хопперов - в нём представлены такие танцоры, как Чарльз Сэгго, Артур Уолш, Ленни и Кэй Смит, Боб Эшли, Джин Фелпс-Велоз и Ирэн Томас.

Несмотря на свою потрясающую популярность, Линди Хоп продолжал оставаться полуофициальным танцем, и обучали ему только некоторые независимые танцевальные студии, а также "уличные учителя". В тот период две основные ассоциации учителей танцев (те самые, назвавшие Линди Хоп "кратковременным увлечением") держали своего рода монополию на обучение танцам - 98 % хозяев танцзалов были членами одной из этих ассоциаций, в противном случае они бы просто лишились лицензии. Если же хозяин был членом ассоциации, то, согласно правилам, он мог преподавать только разрешённые ассоциацией танцы. Линди Хоп в список "разрешённых" не входил.

Однако в 1942 году пресловутые ассоциации подсчитали, сколько денег они ежегодно упускают, и результатом стал документ, в котором говорилось: "Линди Хоп не может более быть проигнорирован... Его движения должны быть облагорожены и сделаны приемлемыми для приличных танцзалов".

И действительно - "облагородили", убрав все сложные движения, отказавшись от 8-count и подложив под основу ту-степ (Two-Step). Это сделало танец намного проще, научиться его танцевать стало легче, но душа танца исчезла, уступив место технике. Сейчас это называется East Coast Swing. В течение долгого времени именно этот стиль считался истинным Линди Хопом, поскольку именно его преподавали в большинстве танцзалов Америки, именно его можно увидеть в большинстве фильмов, и именно этот стиль завезли в Европу американские военные во время Второй Мировой Войны.

Тем не менее, в 1977 году сам Дин Коллинз сказал: "Нет ни East Coast, ни West Coast, это всё Линди Хоп и всегда будет Линди Хопом".

Оригинал статьи - здесь

Линди Хоп в "Савое"
В начале тридцатых годов в Гарлеме находились десятки ночных клубов. Кроме "Cotton Club" там был "Apollo", известный своими соревнованиями для любителей; "Minton's", в котором после концертов собирались музыканты; "Connie's Inn", где Фэтс Уоллер впервые поставил своё шоу "Hot Chocolates" и исполнил "Ain't Misbehavin'". Но ни одно из этих заведений не могло сравниться с "Savoy Ballroom". К нему можно было применить то, что говорят про Нью-Йорк - если ты мог прославиться там, ты мог прославиться где угодно.

"Savoy Ballroom", находившийся в квартале от "Cotton Club", открылся 12 марта 1926 года и попал в историю как место, сделавшее Линди Хоп самым известным, безумным и радостным танцем в Америке.

Огромный и элегантный, с сине-золотой отделкой и многоцветными огнями, "Savoy Ballroom" занимал целый квартал на Ленокс авеню, между 140-й и 141-й улицей. Там было две сцены, так что когда собственный оркестр клуба делал перерыв, приглашённый оркестр начинал играть - танцы не прекращались ни на минуту, и покрытие громадного, 15 на 75 метров, танцпола приходилось заменять каждые три года. "Savoy" был, возможно, первым интегрированным клубом в стране. По словам Фрэнки Мэннинга, "Savoy" был практически наполовину чёрным, наполовину белым. Люди приходили туда танцевать - их не волновало, какого цвета у тебя кожа; всё, что они хотели знать, было как ты танцуешь.

Линди Хоп танцевали не только в "Savoy Ballroom", но именно там, подпитываемый звуками восхитительного оркестра Чика Уэбба (он считался собственным оркестром клуба), Линди Хоп достиг своих вершин. Именно в "Savoy Ballroom" был введён breakaway (swingout), давший танцорам столь же широкие возможности для импровизации, какие ранее появились у музыкантов с возникновением джаза.

Ни один из существовавших до этого танцев не предоставлял столько возможностей для самовыражения. И ранние линди хопперы, во главе с такими танцорами, как "Shorty" Джордж Сноуден, Биг Би, Лерой "Stretch" Джонс, Литтл Би и Джордж "Twistmouth" Гэнавэй, начали оттачивать стиль танца, одновременно расширяя его границы. Сноуден был столь искусен, что Каунт Бэйзи обессмертил его песней "Shorty George".

Однако "окрещен" Линди Хоп был не в "Savoy Ballroom", вопреки распространённой легенде. В 1927 году Чарльз Линдберг совершил одиночный перелёт через Атлантику, приведя в восторг весь мир и заставив ранее непреодолимое расстояние казаться незначительным. Газеты кричали: "Линдберг перепрыгивает океан!" (Lindbergh Hops the Atlantic!). 17 июня 1928 года в "Manhattan Casino" начался танцевальный марафон. К 9 июля, когда он был прекращён по требованию Комитета здравоохранения, одним из немногих остававшихся на танцполе был Сноуден. Репортёр и оператор "Fox Movietone News", прибывшие освещать закрытие марафона полицейскими, были заворожены танцем Сноудена, засняли его, и репортёр спросил, что это за танец. За неимением названия, Сноуден придумал его - "Линди Хоп".

Но именно благодаря новому поколению танцоров - "Whitey's Lindy Hoppers" - Линди Хоп получил широкое распространение. Бывший вышибала "Savoy Ballroom" Герберт "Whitey" Уайт, задавшийся целью прославить Линди Хоп (и подзаработать на этом) создал труппу из лучших молодых танцоров - полупрофессионалов, собиравшихся в так называемом "Кошачьем Углу" (Cat's Corner) "Savoy Ballroom". Сегодня их имена - Фрэнки Мэннинг, Вилламэй и Билли Рикер, Наоми Уоллес, Леон Джеймс, Норма Миллер, Эл Миннс- произносятся танцорами с трепетом, но тогда они были всего лишь компанией подростков, которые хотели прославиться, развлечься и просто посмотреть, на что они годятся. "Всё только начиналось. Всё было новым. Не было никаких правил. Мы просто придумывали движения - если они хорошо смотрелись, то мы продолжали их делать", говорит Мэннинг.

В тридцатых Мэннинг был главным хореографом труппы и лучшим танцором "Savoy Ballroom". Его вклад трудно переоценить - именно Мэннинг сделал первый aerial (по некоторым данным - в 1933 году), движение, превратившее Линди Хоп в самый зрелищный танец в истории. Никогда прежде никто не подкидывал свою партнёршу в воздух, да ещё и под музыку, в танце. "Идея пришла мне в голову из-за знаменитого трюка Джорджа Сноудена и его партнёрши Биг Би", вспоминает Мэннинг. "Она была почти двухметрового роста и уходя со сцены, она взваливала Сноудена (в котором было всего 160 сантиметров) себе на спину - это всегда заводило публику. И я решил, что из этого можно сделать настоящее танцевальное движение. Когда я сказал об этом своей партнёрше Фриде Уошингтон, она ответила: "Забудь об этом! Я тебя на спину взваливать не буду!" А я сказал: "Наоборот, это я тебя взвалю на спину, а ты перевернёшься и приземлишься на ноги передо мной. Мы это сделаем под музыку". Только представьте это: что-то, чего ты никогда не видел, ты не знаешь, как это делается, твой партнёр тоже не знает. Она сказала: "Ну давай попробуем".

Главный шаг к истинной популярности Линди Хопа был сделан в 1935 году, когда Уайт ввёл своих танцоров в крупнейший в Америке нью-йоркский ежегодный танцевальный чемпионат "Harvest Moon", впервые поставив Линди Хоп в один ряд с уже традиционными фокстротом, румбой, вальсом и танго. Танцоры "Savoy Ballroom", взявшие первый, второй и третий призы, были единственными чёрными участниками. "Выйдя на танцпол, мы задали жару, и танец мгновенно стал популярным", вспоминает Норма Миллер. С этого момента "Whitey's Lindy Hoppers" гастролировали по всему миру, выступали на нью-йоркской Всемирной Выставке, на Бродвее, в парижском "Мулен Руж".

В 1943 году журнал "Life" посвятил Линди Хопу большую статью, назвав его "истинно американским народным танцем". Но если бы "Whitey's Lindy Hoppers" действительно получили то признание, которого заслуживали, они были бы сейчас не менее знамениты, чем Фред Астер и Джинджер Роджерс.

Оригинал статьи - здесь

Смерть и возрождение Линди Хопа
К началу 40-х годов прочно установился термин, которым называли все стили - джиттербаг (Jitterbug). Термин этот, весьма сомнительный, уже указывал на вырождение танца - по воспоминаниям Эла Миннса, в 30-х так называли любого плохого белого танцора. Сам термин закрепился после знаменитого концерта Бенни Гудмана в нью-йоркском "Paramount Theatre" в 1938 году. Публика тогда начала танцевать в проходах, и Гудман, хотя и бывший "королём свинга", но при этом не переносивший танцоров (он считал, что они отвлекают внимание публики от музыки), сказал: "Они выглядят как толпа jitterbugs!". Jitterbug на южном слэнге означало "сифилис", так что Гудман просто хотел сказать, что танцоры - толпа дёргающихся сифилитиков. Газетчики, незнакомые, вероятно, со слэнговым значением термина, подхватили это определение и на следующий день слово "джиттербаг" было в газетных заголовках.

Во время Второй Мировой Войны команды USO (американской организации, создававшей группы артистов, выезжавших развлекать солдат) привезли East Coast Swing в Европу, где он ещё более упростился и получил название джайв (Jive). Название берёт начало от вышедшей тогда же книги Кэба Кэллоуэя "Jive Talk", однако чего европейцы не знали, так это слэнгового значения слова "jive" - мягко его можно перевести как "ерунда".

Под каким бы то ни было названием, танец вырос со свинговой музыкой, и когда по окончании Второй Мировой Войны окончилась и "Эра Свинга", Линди Хоп начал умирать. Многие знаменитые танцевальные труппы развалились, танцзалы закрывались ежедневно.

В 50-х была предпринята попытка спасти Линди Хоп, переименовав его в рок-н-ролл. В 1956 году "Harvest Moon Ball" даже имел так называемую "Rock'n'Roll Division". Многие танцевальные студии, включая студию Артура Мюррея, в попытке привлечь публику, ввели "рок-н-ролл" в свою программу, но преподавали они под этим названием стопроцентный West Coast Swing. Точно так же "рок-н-ролл", который можно увидеть в таких фильмах как "Rock around the Clock" (1956), "Don't Knock the Rock" (1956), "Untamed Youth" (1957), "Carnival Rock" (1957) и многих других, был на самом деле West Coast Swing (или, иногда, East Coast - например, в фильме 1956 года "Rock, Rock, Rock").

Телевидение, пришедшее на смену танцу как главному способу развлечения, обеспечило угасание танца, а твист окончательно его уничтожил.

В течение десятилетий существовало только несколько отголосков былого величия Линди Хопа. С одной стороны "развивался" джайв, став в конечном итоге наиболее пустой, фальшивой и слабой формой свинговых танцев. По другую сторону находились так называемые "Общества Линди Хопа" (Lindy Hop Societies), пытавшиеся поддержать Линди Хоп в его "первоначальном" виде, но их снобизм и нетерпимость к любой попытке модификации танца отталкивали многих. И, наконец, в некоторых танцевальных студиях продолжали преподавать East Coast Swing в крайне "разведённой водой" форме - что-то вроде курсов, на которых обещают научить десяти танцам за восемь занятий.

В 1985 году в Нью-Йорке Эрин Стивенс и Стив Митчелл сформировали "The New York Swing Dance Society", сподвигнув Фрэнки Мэннинга оставить почтовое отделение, в котором он работал в течение последних десятилетий, и начать преподавать "савойский стиль" Линди Хопа. Тем не менее, эта организация была ориентирована на профессиональных танцоров, и к широкой известности Линди Хопа не стремилась.

В 1989 году в Лос-Анжелесе прошёл первый концерт странной и никому не известной группы, которая вскоре всколыхнула страну - Royal Crown Revue. В городе за городом, штате за штатом они заражали людей своей любовью к культуре и музыке 30-х и 40-х годов. Вскоре по всей Америке образовались небольшие группки людей, искренне заинтересованных этой культурой и всем образом жизни. Они возродили свинговую музыку, они надели вещи 40-х годов, они заполнили свои дома мебелью и предметами быта 30-50-х, которые прочие выкидывали на свалку. Оставалась только одна неохваченная сфера - танцы.

Вот тут надо быть честными с собой - в начале никто из этих людей не умел танцевать. Люди же, умевшие танцевать, не имели никакого отношения к созданию этой субкультуры. Танцоры появились уже позже, после открытия в 1993 году в Лос-Анжелесе клуба "The Derby", первого клуба за много лет, в котором ежедневно проходили свинговые вечеринки и концерты. Первые же эксперименты были, возможно, нелепы, но зато искренни - многие просто пытались копировать то, что они видели в старых фильмах. Техника не была важна. Даже попадание в ритм было не очень-то и важно. Пока ты не наступал партнёру на ноги, ты делал всё правильно. Понятие "неправильно" было принесено из мира профессиональных танцоров намного позднее, в 1997 году, когда фильм "Swingers" вынес эту субкультуру на публику и сделал свинг массовым феноменом.

В конечном итоге, главным всё же остаётся одно простое правило - получать удовольствие и не относиться слишком серьёзно. В фильме "Swing Time" Джинджер Роджерс спрашивает Фреда Астера: "Ты так же боишься, как и я?" На что Астер отвечает: "Не нервничай. Это всего лишь танец. Не о чем беспокоиться".

Оригинал статьи - здесь

Танцевальные марафоны 1930-х
Биржевой крах 1929 года, повлёкший за собой Великую Депрессию, стал самой значительной экономической катастрофой индустриального мира. К 1931 году акции стоили только 20 % от номинала 1929 года, промышленное производство снизилось вполовину, каждый четвёртый был безработным. К 1935 году половина американских банков и компаний были разорены. Даже "Ford Motor Company", крупнейший работодатель в стране, закрывала свои отделения. Миллионы бродили по стране в поисках хоть какой-то работы, побираясь и воруя. "Northern Pacific Railway" оценила количество вышвырнутых из товарных вагонов бродяг в 683 тысячи человек за год! В эту эру разбитых надежд и пустых карманов и расцвела одна из отвратительнейших форм индустрии развлечений - танцевальные марафоны, ставшие для одних способом отвлечься от своих страданий, наблюдая за чужими, а для других - средством к существованию.

Танцевальные марафоны, "ночной клуб бедняка", как их называли, возникли в начале 1920-х годов как невинное увлечение, наряду с конкурсами на самое большое количество съеденных пирогов. Первым официальным танцевальным марафоном можно считать "Audubon Ballroom Marathon", начавшийся 30 марта 1923 года в Нью-Йорке. Там же был установлен и первый рекорд - Альма Каммингс протанцевала 27 часов.

К началу 1930-х годов танцевальные марафоны превратились в весьма выгодный бизнес. Есть что-то странно завораживающее и привлекательное в наблюдении за людьми на грани - на этой любви к болезненной агонии и играли устроители. Вокруг марафонов кормилось множество людей - врачи и медсёстры, официанты, музыканты, вышибалы.

Для многих участников победа в марафоне означала исполнение мечты - призы варьировались от 1 до 5 тысяч долларов, что было небольшим состоянием (средняя зарплата по стране составляла 1368 долларов в год). Но большинство участвовали просто за крышу над головой и еду, а также с целью получить медицинское обслуживание, которого они себе не могли позволить. Многие курсировали по всей стране от одного марафона к другому, обеспечивая таким образом своё существование. Некоторые же участвовали в марафонах в надежде, что "охотники за талантами" заметят их и предложат контракт. Но так везло единицам - например, Джун Ховик, привлекшей к себе внимание голливудских агентов на "West Palm Beach Marathon" 1934 года, где она протанцевала 3600 часов практически без остановки.

Марафоны были нескончаемы, они длились неделями и месяцами, танцевать нужно было круглосуточно. В течение первых ста часов участникам обычно позволялось отдыхать 15 минут каждые два часа, иногда был также включён двухчасовой сон. В течение следующих ста часов давалось 15 минут каждые три часа и так далее. Даже есть нужно было танцуя - тележки с едой выкатывались прямо на танцпол. Успеха добивался тот, кто мог дольше всего удерживаться на ногах сам и удерживать партнёра; сам танец был не важен - можно было просто топтаться на месте. На некоторых марафонах позволялось меняться партнёрами, если твой собственный не мог больше передвигать ноги.

Особая роль на танцевальных марафонах принадлежала распорядителю (Master of Ceremony, MC). Его основной задачей было развлечь зрителей, придумывая новые задания для конкурсантов. Наиболее типичным вариантом были так называемые "дерби", когда после нескольких сотен часов танцев, участники, уже находящиеся на грани физического и эмоционального истощения, должны были бегать вдоль дорожек, нарисованных на полу. Также был распространён вариант, в котором раз в два часа включалась какая-то определённая мелодия, и все должны были танцевать именно в этом стиле - иначе их отсеивали. Хороший распорядитель должен был иметь железные нервы и некоторую долю палачества - данная "должность" произвела на свет как прекрасных актёров, например, Реда Скелтона, так и весьма одиозных персонажей вроде Лорда Бакли.

Публика забивала трибуны до отказа (плата за вход была относительно невысока - от 10 до 25 центов), зрители обычно выбирали "любимчиков" и болели за них - в общем, атмосфера была как на футбольном матче. Танцевальные марафоны были таким же видом развлечения, как и мюзиклы - они позволяли отвлечься от собственных забот.

Часто организаторы нанимали подставные пары, которые должны были начать драку на танцполе - дополнительное (и часто ожидаемое) развлечение для публики. Многие американцы ходили на марафоны именно чтобы посмотреть на женскую драку. Дополнительно от участников могли потребовать спеть песню по заказу публики (естественно, не прекращая танцевать).

Организаторами приветствовались свадьбы партнёров (а это случалось достаточно часто), поскольку это было дополнительным развлечением для публики - в таких случаях устроители оплачивали платье для невесты, кольца и священника или представителя мэрии, которые и сочетали не перестававшую танцевать пару прямо на танцполе.

Несколько участников марафонов действительно умерли на танцполе, но это не останавливало ни участников, ни зрителей. Часто танцоры начинали галлюцинировать, что тоже развлекало публику - что может быть веселее, чем наблюдать как человек гоняется по танцполу за воображаемыми собаками?! Ещё большее количество танцоров умирало после марафонов, длительное отсутствие сна брало своё и люди впадали в кому, а поскольку они были слишком бедны для того, чтобы о них кто-то заботился, то они просто из этой комы не выходили.

Рекордным за всю историю танцевальных марафонов стал "Million Dollar Steel Pier Marathon" в Атлантик-Сити, проводившийся с 6 июня по 30 ноября 1932 года (в общей сложности 4152 часа и 30 минут - без остановки). Сумма приза была 1000 долларов.

К концу 1930-х танцевальные марафоны превратились в действительно кровавый бизнес, и были запрещены в большинстве штатов. Но несмотря на все запреты, их продолжали проводить вплоть до вступления США во Вторую Мировую Войну.

Единственным на данный момент фильмом, показывающим ужас и варварство танцевальных марафонов (да и вообще единственным фильмом на эту тему) остаётся "They Shoot Horses, Don't They?" ("Загнанных лошадей пристреливают") Сиднея Поллака, снятый в 1969 году. Весьма рекомендуется к просмотру, хотя это и смягчённая версия намного более жёсткой книги Хораса Мак-Коя, написанной в 1935 году.

Сейчас существуют попытки возродить танцевальные марафоны - в ограниченных временных рамках (максимум - сутки) и с благородными целями (как, например, танцевальный марафон, проведённый в феврале 2002 года Университетом Айдахо в пользу "Красного Креста"). Только невольно закрадывается вот такая мысль: танцевальные марафоны 1920-х тоже длились всего по два дня...

Оригинал статьи - здесь